06:53 

Claudia*
Стучу в небеса и слушаю отзвуки
ХРАМ ЗЕВСА В ОЛИМПИИ: ВЗГЛЯД ПАВСАНИЯ




Автор: Станислав Выскубов , СГУ им. Н.Г.Чернышевского, Институт Истории и Международных Отношений, 5 курс.

Памятники античного искусства всегда приковывали внимание различных людей, простых обывателей или ученых-путешественников. К сожалению, сейчас многие античные шедевры находятся в полуразрушенном состоянии. Мы можем реконструировать что-то, опираясь на данные археологии. Но без нарративной традиции восстановить в полной мере утраченный памятник трудно. Упоминания о них мы находим в различных трудах древних авторов. Давайте попытаемся взглянуть на античный храм, глазами путешественника II в н. э. Это время, когда Эллада уже лежала в обломках своего былого могущества, но все еще оставалось то, чем можно было любоваться. От этой эпохи до нас дошло «Описание Эллады», составленное Павсанием. Его труд, состоящий из десяти книг, – неисчерпаемый источник по истории греческой культуры и искусства. Дж. Фрезер когда-то заметил, что «без него античные руины были бы сплошным лабиринтом, не имеющим ответа на многие вопросы!» . Павсаний посвящает две книги описанию Олимпийского святилища в Элиде – культовому месту, привлекавшему всех жителей эллинского мира. Жемчужиной этого святилища являлся Храм Зевса. Выстроенный в виде классического периптера («в круговую охваченный крыльями» ), этот храм был олицетворением вершины классической греческой архитектуры. Сооружение сейчас не сохранилось (храм был разрушен в 426 году по приказу императора Феодосия II), мы имеем лишь рассыпанные по периметру барабаны колонн и фундамент. Во время археологических раскопок, проводимых с 70-х годов XIX в., были обнаружены многие скульптурные элементы фронтонов и фриза.



В Олимпию всегда тянулись тысячи паломников, многие античные авторы упоминали о чудесном храме и статуе Зевса. У Павсания мы находим самое полное описание этого храма. «Описание Эллады» изобилует пассажами о других греческих храмах, не менее интересных, но автор пишет о них довольно кратко. Так, например, о знаменитом Парфеноне в Афинах он сообщает, что «при входе в храм, который называют Парфеноном, «Храмом девы», все, что изображено на фронтонах, так называемых «орлах», все относится к рождению Афины; задняя же сторона изображает спор Посейдона с Афиной из-за этой земли» . Вот и вся информация. Далее он увлечённо описывает статуи богини. На протяжении всего труда мы не встречаем более полного (целая глава) описания храма, чем Храм Зевса в Олимпии. Этому может быть несколько объяснений. Описываемый храм – центр самого почитаемого святилища в Элладе, и каждый уважающий себя грек должен был посетить его. Искусство классики в полной мере нашло свое выражение в произведениях, созданных в V в. до н. э. Этот храм, построенный после Греко-персидских войн в 468–456 гг. до н. э. там, где в это же время, после долгого перерыва, были проведены в 476 г. до н. э. Олимпийские игры. Наконец, это период, когда Олимпия становится не только религиозным, но и художественным центром. Лучшие мастера съезжались сюда со всех концов греческого мира воплощать свои самые смелые замыслы, а также обменяться опытом, позаимствовать что-то у других .
Стоит отметить, что достоверность данных Павсания была неоднократно проверена сотнями раскопок, «будь то Агора в Афинах, святилище Аполлона в Дельфах...», и полностью подтвердилась . Если так, то «Описание Эллады» – пособие по тому, как надо правильно рассматривать и «читать» архитектуру.

Весь труд Павсания, по заключению историка Х. Хабихта, это не запутанное и хаотичное повествование, а цельная работа, написанная по четкому плану . Дж. Элснер отмечает, что Павсаний считал «памятники Греции не менее удивительными и важными, чем какие-либо другие». Читая источник, можно заметить, что древний автор описывая тот или иной памятник, обычно фиксировал самые яркие моменты, возможно, подозревая, что их после него вряд ли кто-то увидит. Так, пропуская описание кариатид Эрехтейона, он описывает внутреннее убранство, картины, жертвенники. Осматривая Герайон, автор делает акцент не на размерах храма, не на его фронтонах, а просто отмечает, что одна из колонн дубовая. При перечислении метоп Храма Зевса, он пишет о 11 из 12, упуская, как бы нарочно из виду ту, которая сейчас найдена археологами в лучшей сохранности. На первый взгляд, такая избирательность граничит с мистикой, но в этом видна определенная подготовка автора; он явно не профан, а исследователь, задавшийся целью – сохранить прекрасное.
С Храмом Зевса все иначе. Попробуем восстановить первоначальный облик храма, опираясь на пассаж античного автора. Стоит оговориться, что при описании конкретных памятников Павсаний часто не следует плану, положенному в основу всего труда. Если ориентироваться на описание Храма Зевса, то схема такова:
– средства, на которые был выстроен храм и время его постройки;
– имя строителя;
– ордер;
– материал, из которого сооружение возводилось;
– размеры (если указывает, то достаточно точные). В данном случае, автор хорошо знал габариты храма (21 x 28 x 70 м); по археологическим данным 64,12 м в длинну, а шириной 27,68 м ;
– особенности, отличающие эту постройку от других;
– описание архитектурных элементов и статуй на крыше здания;
описание элементов фриза;
фронтонные композиции (они занимают едва ли не половину всего описания), вначале описание восточного (указание на ориентировку), потом западного; также есть указание на имена скульпторов (Алкамен и Пеоний);
метопы и сюжеты, изображенные на них.
Этот план в сокращенном виде прослеживается в описании Храма Геры:
на какие средства и кем был создан (имя архитектора неизвестно);
ордер;
колоннада с одной деревянной колонной в опистодоме;
размеры храма; Павсаний дает приблизительно высоту, очевидно, на месте он не измерял, а брал сведения из более ранних источников. Интересно заметить, что автор сначала обходит храм кругом, а потом указывает его размеры, видимо, взяв эти данные из письменных источников после, при обработке своих путевых записей.

Ю. Д. Колпинский отмечал, что визуальное восприятие храма шло от простого к более сложному: от незамысловатого стилобата к богато украшенным фризу и фронтонам (иначе говоря, снизу вверх). Хотя если обратиться к самому тексту источника, мы увидим несколько иной взгляд., Осматривая храм Зевса, Павсаний вначале обращает внимание на ордер и перистиль, то есть на самое простое в восприятии, после удивляется тому, что черепица на крыше из пентиликонского мрамора, но не из глины.

Э. Гардинер, однако, указывал, что крыша была изначально облицована плитами из паросского мрамора, но в римское время они были заменены на плиты из пентиликонского. Затем взгляд путешественника приковывает то, что «с обеих сторон крыши храма в Олимпии стоят позолоченные чаши; статуя Победы, также позолоченная, стоит на самой середине фронтона» , под статуей он видит золотой щит. Далее следует упоминание о 21 золотом щите на внешней стороне фриза. По данным археологии, на мраморной симе храма находились 39 желобов для стока воды в виде львиных голов, которые неплохо сохранились, но путешественник ничего не упоминает об этом. Г. И. Соколов указывал, что голов было всего 102, по продольным сторонам симы.
Далее Павсаний подробно описывает фронтонные скульптуры. Согласно традиции, у греков «правая сторона считалась приносящей удачу и успех, левая – несчастье. Отождествление востока с правой, а запада с левой» влияло и на ориентировку храмовых сооружений. В современной жизни мы наблюдаем нечто подобное: мы плюем через левое плечо, но крестимся правой рукой. А. В. Подосинов указывал, что восточная ориентация была обычной для средиземноморских культур. Жрец стоял спиной к главному (восточному) фронтону храма и лицом к солнцу, совершая молитву. Если же исходить из практических соображений, то освещение дневным светом было единственным, и в лучах восходящего солнца храм смотрелся величественно.

Наш путешественник и начинает описание с восточного фронтона. На нем изображена сцена приготовления к гонкам Пелопса и Эномая. Посередине стоит Зевс, его голова повернута вправо к Пелопсу (если стоять спиной к храму), который победит в состязании. При описании западного фронтона, где изображена битва Лапифов с Кентаврами, центральная фигура – Перифой, его правая рука протянута в сторону Фесея, вставшего на его защиту. Отсюда видно, что и на восточном и на западном фронтонах центровые фигуры обращены вправо, и по правую руку у них те герои, которые отстаивают правду, следовательно, вращение происходит по часовой стрелке, от запада к востоку, от тьмы к свету.

Сюжеты для фронтонов выбраны не случайно. Как сообщается в словаре античных масетов: «после греко-персидских войн … на монументальных памятниках, на фронтонах, фризах сделалась популярной тема борьбы греков с кентаврами, троянцами, амазонками, то есть с варварами и противниками из Малой Азии». К тому же сюжет главного фронтона лег в основу гонок на колесницах в Олимпийских состязаниях. Странно, что Павсаний не упомянул центральную фигуру Аполлона на западном фронтоне, но отмечает, что «Алкамен, как мне кажется, взял этот сюжет потому, что знал из поэм Гомера, что Перифой был сыном Зевса, а о Фесее известно, что он потомок Пелопса в четвертом колене» .
“Так не любил я, пленясь молодою женой Иксиона,
Мне Пирифоя родившей, советами равного богу,
Или Данаей, прекраснолодыжною Акрисионой,»
В переводе Н. И. Гнедича:
«Так не любил я, пленяся младой Иксиона супругой,
Родшею мне Пирифоя, советами равного богу;
Ни Данаей прельстясь, белоногой Акрисия дщерью,»

При описании фронтонов Павсаний указывает имена мастеров. «Все изображения на переднем фронтоне храма работы Пеония, родом из Мендры во Фракии, а на заднем фронтоне – Алкамена, человека, жившего в одно время с Фидием и считавшегося вторым после него в ваянии».Имена обих мы узнаем лишь из «Описания Эллады», про Алкамена известно, что он был возможно автором статуи в храме Геры, и некотрых других. В комментариях к Павсанию, С. П. Кондратьев отмечал, что Алкамен жил после греко-персидских войн и его статуи персы не могли повредить . Г. И. Соколов также указывал, что сведения об авторах скульптуры вряд ли достоверны, т. к. других нет. Согласно Э. Гардинеру «сходство в стиле между метопами и фронтонами предполагает, что они были созданы одним и тем же местным художником, который создал скульптуры фронтона».
Осмотрев фронтоны, Павсаний обращается к метопам храма. Он бегло их перечисляет, начиная с тех, что находятся под восточным фронтоном. Метопы храма изображают 12 подвигов Геракла. Сам античный автор описывает их в таком порядке:
над передними дверями изображены охота на аркадийского кабана, расправа Геракла с Диомедом Фракийским и с Герионом в Эрифеи; взятие у Атланта неба, очищение от навоза Авгиевых конюшен;
над воротами заднего входа распологаются отнятие пояса у амазонки, охота за ланью, Кноский бык, Стимфалийские птицы, Гидра, Лев.


@темы: первоисточники

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

The Tales of Hellas and Troy

главная